vikcustoms@gmail.com
(044) 201-60-57, (067)-468-86-04
(067) 501-20-71 (инфо поддержка)
задать вопрос

Пан-Евро-Мед: Что это такое и выгодно ли оно Украине?

С 1 января 2019 года Украина приступила к выполнению положений Региональной конвенции о Пан-Евро-Средиземноморских преференциальных правилах происхождения, сокращенно Пан-Евро-Мед.


Несмотря на весьма полифоничную сокращенную аббревиатуру, данное соглашение не имеет никакого отношения ни к “пану”, ни к “меду” и весьма отдаленное — к “евро”.
 

Перед нами обычный международный договор, который призван упорядочить такое болезненное понятие для международной торговли, как “страна происхождения” товара.
 

Дело в том, что заключая соглашение о ЗСТ с Украиной, ЕС ввел достаточно жесткие требования к так называемому уровню локации, простыми словами, четко определил удельный вес именно украинского сырья/полуфабрикатов/комплектующих, которые должны присутствовать в нашем конечном продукте, продаваемом на европейском рынке. Сделано это было, чтобы китайские автомобили с прикрученными в Мукачево колесами не стали бороздить просторы ЕС в рамках соглашения о свободной торговле с Украиной. То есть хотите продавать в ЕС подсолнечное масло — делайте его из своей же семечки, сухое молоко — используйте для этого местных коров и так далее. В той же текстильной продукции, для получения нулевой экспортной пошлины на европейский рынок необходимо показать, что более 90% тканей при пошиве были украинского производства.
 

Нынешняя модель торгового сотрудничества ЕС с периферийными странами опирается на несколько базовых принципов: максимально использовать их сырьевой потенциал и создать стимулы для появления в них производств, выпускающих максимально широкую линейку относительно дешевого ширпотреба, который в перспективе должен заменить китайские аналоги. Европейцы искренне недоумевают, почему украинцы или египтяне, находясь намного ближе к европейскому рынку, чем китайцы, не могут делать те же резиновые шлепанцы или производить миллионные тиражи пуховиков. На данный момент указанная выше стратегия сработала лишь в отношении Турции, но явно забуксовала в степях Украины.
 

Мировая экономика в 21 веке развивается на основе формирования глобальных цепочек добавочной стоимости (GVC), которые в контексте биологии можно сравнить с пищевыми цепями. На вершине каждой такой цепочки находится свой “хищник”, например ЕС, США или Китай. В зависимости от того, насколько удачно твоя страна “встроена” в эту цепь, зависит уровень добавочной стоимости, который будет оставаться в той или иной национальной экономике. А добавочная стоимость — это пока единственный источник высоких заработных плат. Построение успешной страны на базе внешних кредитов закончилось в Украине практически не начавшись. Ну а сейчас наш экспорт — это либо чистое сырье (зерно, руда), либо полуфабрикат (металл). Уровень продукции с высоким уровнем добавочной стоимости в наших внешних поставках сократился до 5-7%. Практически утеряно машиностроение, включая такие высокотехнологичные направления, как выпуск кораблей, самолетов, ракет. Отсюда и низкие зарплаты.


Динамично развивающиеся страны находятся примерно в середине цепочки GVC. Чем дальше ты от “хвоста” цепи, тем дольше тебя не “съедят” и, следовательно — твоя экономика сможет аккумулировать более высокий уровень добавочной стоимости, который позволит показать приличный уровень ВВП, обеспечить поступления в бюджет, достаточные для развития, а не только лишь для “подкачки пробитого колеса”, и сформировать высокий уровень трудовых доходов.
 

Украина же пока находится в этой “пищевой цепи” на уровне “насекомого”, которого в одно мгновение поедает более продвинутая “особь”, перед тем как в свою очередь она будет съедена “верховным хищником”.

 

Философия мировой экономики уже давно объявила “ретроградными” такие теории экономического развития, как тотальное импортозамещение или “колесная сборка” готовой продукции для продажи на внутреннем рынке. Первый вариант сейчас реализуется в РФ, второй — в Украине, когда собственное машиностроение “убивается” в угоду сборочным производствам, на которых, в лучшем случае, лишь прикручивают колеса и продукция которых никогда не попадет на рынки других стран, потому что такие чудеса техники из древних комплектующих могут быть “вкусно” проданы лишь у нас.
 

В этом плане Украина и РФ в своих торговых стратегиях как два отражения одной неэффективности. Либо полная коррумпированная открытость, либо такая же коррумпированная закрытость.
 

На данный момент отрицательное сальдо торгового баланса (товары) в Украине приближается к 10 млрд долл. Фактически — это уже индикатор будущего кризиса платежного баланса, когда к торговому дефициту добавится еще и финансовый. Что же делает правительство для минимизации этого риска? Ведет переговоры с Индией о создании ЗСТ или с помощью друзей в Вашингтоне лоббирует интересы украинской промышленности для получения своей квоты в восстановлении Ирака? Отнюдь.
 

Основные усилия “спецназа” чиновников из МЭРТ были направлены на подписание соглашения о ЗСТ с Албанией (видимо, для беспошлинных поставок племенных ослов) и присоединение к Европейской ассоциации свободной торговли (не путать с ЗСТ). Последнее соглашение является осколком некогда английского проекта европейской торговой интеграции. Сейчас в рамках этого соглашения остались лишь такие станы, как Исландия, Лихтенштейн, Норвегия и Швейцария. Первые две с успехом могут перехватить лавры эффективности для нас у проекта ЗСТ с Албанией.
 


Но МЭРТ, окрыленный первыми результатами, решил, что бесконечность не предел, и решил активировать в Украине соглашение Пан-Евро-Мед. Чисто теоретически все выглядит очень красиво, ведь данный международный договор позволяет его участникам проводить так называемую диагональную кумуляцию, то есть сырье, закупленное в одной стране при производстве товара в другой, не будет восприниматься как “чужое” и на него распространяются все те преференции, которые заложены в соглашении о ЗСТ с Европой. Например, ткани, закупленные в Египте, могут применяться в Украине для производства одежды, и при этом конечный продукт будет восприниматься на рынке ЕС как украинский без удержания импортных пошлин. Казалось бы, вот он, золотой дождь, который прольется на Украину в виде диагональной кумуляции.
 

Однако не все так просто, как кажется на первый взгляд. У любого управленческого продукта, который выдает на-гора наше правительство, есть две ипостаси: как должно быть (теория) и как будет в реальности (практика). И между двумя этими понятиями пропасть, глубокая, как мусульманская бездна Хавия.
 

На самом деле для активации соглашения Пан-Евро-Мед Украине еще предстоит подписать отдельные соглашения о создании зоны свободной торговли с другими участниками. Сейчас в рамочный договор входят такие страны, как Турция, Албания, Македония, Иордания, Черногория, Сербия, Фарерские острова, Марокко, Алжир, Тунис, Сирия, Ливан, Палестина, Босния и Герцеговина, Египет, Израиль, Молдова и европейские государства (ЕС и ЕАСТ — Европейская ассоциация свободной торговли).
 

Пока у нас заключены договора о создании ЗСТ с ЕС, ЕАСТ, Черногорией, Македонией и Молдавией. С последней — в рамках ЗСТ СНГ, хотя судьба данного соглашения весьма туманна в свете последних инициатив нашего МИДа.
 

На стадии реализации — ЗСТ с Турцией и Израилем. То есть присоединение Украины к данному соглашению без заключения зеркальных соглашений о зоне свободной торговли со всеми странами-участницами будет означать лишь то, что сырье и полуфабрикаты таких стран, как, например, Турция и Египет, украинские предприятия пока не смогут использовать для производства товаров на экспорт в ЕС на правах диагональной кумуляции, то есть эти товары не будут подпадать под действие соглашения о ЗСТ между Украиной и ЕС и освобождаться от импортных пошлин. В частности, проблемы могут возникнуть в части выдачи сертификатов происхождения товаров EUR-MED в стране-экспортере.
 

С другой стороны, адаптация Пан-Евро-Мед в нашей стране прогнозируемо станет дополнительным аргументом для создания ЗСТ с той же Турцией и Египтом, мол, рамочное соглашение подписано, надо его наполнять конкретикой.
 

Про опасность ЗСТ с Турцией мы ранее неоднократно публиковали статьи. Остановимся теперь на Египте. Египет — это не только all inclusive, но и достаточно разнообразный экспорт, который очень плотно соприкасается с нашими традиционными товарными позициями. 
 

Главное отличие египетских товаров — их дешевизна, и в этом они активно конкурируют с товарами украинскими, ведь и наш конек — далеко не качество. Сегодня на международном рынке присутствуют компании из этой арабской страны, производящие трикотажную одежду, электродвигатели и генераторы, фрукты и овощи (а также иную продукцию сельского хозяйства), мебель, азотные удобрения, кабельную продукцию, лекарственные препараты.

 

В то же время Египет активно защищает свой рынок от конкурентной продукции. Например, развивая собственный металлургический комплекс, эта страна ввела антидемпинговые пошлины в отношении металла из Украины, Турции и Китая. Украинский металл был обложен пошлинами в размере 17,2-27% сроком до 2022-го года (взамен предыдущих ставок в диапазоне 15-22%).
 

При этом, стоит заметить, что на данный момент украинская торговля, которая дефицитна и на Западе (ЕС), и на Востоке (СНГ), пока еще так-сяк держится на плаву за счет трех китов: Турции, Индии и Египта. Именно в эти страны мы продаем существенно больше товаров, чем покупаем. Что касается Индии, то с учетом логистики эта страна не может создать конкуренцию нашим сырьевым товарам, и ЗСТ с ней было бы для Украины максимально выгодным. А вот относительно Турции и Египта так утверждать уже нельзя. С тем же Египтом, по итогам десяти месяцев 2018-го года, наш экспорт составил 1,4 млрд долл., а импорт — всего 84 млн долл. И такие позитивные результаты были достигнуты именно благодаря отсутствию соглашения о ЗСТ, ведь в противном случае мы бы имели сейчас совершенно иной торговый результат с указанной выше страной. Ведь ЗСТ вряд ли бы увеличило емкость египетского рынка зерна для Украины, а вот часть своего рынка потребительских и промышленных товаров нам бы пришлось при этом отдать.
 

В то же время ЗСТ с Израилем находится в подвешенном состоянии, хотя в данном случае в его заключении заинтересована как раз Украина, ведь Израиль — это страна инноваций и передовых технологий, и вряд ли его ткани задушат наш легпром. Но после объявления года Бандеры в нескольких западных областях Украины и нервной реакции на это израильского посла заключение этого соглашения вряд ли произойдет при нынешнем формате власти в Киеве. Здесь, как в бане: нужно или крестик снять, или трусы надеть. Причем мы не пытаемся дать оценку Бандере как историческому деятелю, а просто констатируем тот факт, что национальная идентификация на подобном историческом контексте и свободная торговля с Израилем — вещи несовместимые.
 

В общем, за неумением дружить с Индией, Израилем или за неспособностью нашей власти лоббировать торговые интересы в Ираке, основываясь на опыте миротворческой миссии в этой стране и дружбе с Вашингтоном, наше правительство решило по примеру уличного голубя есть и гадить там, где больше “насыпают”: в Турции и Египте. Попутно “прибив” двух наших торговых китов из трех, поставив под удар позитивное торговое сальдо Украины с указанными странами. Почти как в известном фильме: “Я нервничаю, потому что мне деньги жгут ляжку. Сто листов. Их же надо взлохматить?”

 

В этом смысле, почти как реквием Моцарта, звучат слова нашего вице-премьера: “Участие в конвенции Пан-Евро-Мед позволит украинским производителям закупать сырье и комплектующие в странах Европейской ассоциации свободной торговли или в странах Средиземноморья, а готовую продукцию экспортировать в ЕС”. На практике получится с точностью до наоборот: участие Украины в конвенции Пан-Евро-Мед позволит именно Турции и Египту закупать дешевое сырье в Украине, наращивая поставки своей готовой продукции на рынки ЕС, попутно развивая свои экономики и захватывая украинский потребительский рынок. 
 

Ну это почти Lacrimosa нашей экономики: “Плачевен тот день, когда восстанет из праха для суда грешный чиновник”.
 

Алексей КУЩ
 



Источник: http://www.ukrrudprom.com/digest/PanEvroMed_CHt...